Гибридный трибунал. Агрессия США и создание гибридного трибунала по Сирии – части одного плана. Ни дня без резолюции

Гибридный трибунал. Агрессия США и создание гибридного трибунала по Сирии – части одного плана. Специальный суд по Сьерра-Леоне

Гибридный трибунал. Агрессия США и создание гибридного трибунала по Сирии – части одного плана. Ни дня без резолюции

Такие суды могут быть двух видов:

  • 1) создаваемые на основе договора государства с ООН;
  • 2) формируемые временными администрациями ООН на территориях государств, где проводятся миротворческие операции.

Смешанные (гибридные) уголовные суды этих видов имеют существенные различия, ключевым из которых является их положение в судебной системе соответствующих государств.

Так, суды, учрежденные на основании договоров с ООН, не входят в судебную систему соответствующих государств и являются внешними по отношению к судам этих государств.

А суды, учрежденные временными администрациями ООП, входят в судебные системы этих государств, являются их элементами, но обладают «смешанным» характером при осуществлении специальной предметной юрисдикции.

Отличительной чертой этих судебных органов является и наличие международной правоспособности.

Суды, учрежденные на основании соглашений с ООН, наделены смешанной (гибридной) внутригосударственной и международной правоспособностью.

Смешанные суды, учрежденные миротворческими миссиями, обладают только внутригосударственной правоспособностью, а их международную правоспособность осуществляют соответствующие миссии.

Смешанные (гибридные) суды различаются и по юрисдикции.

В отличие от судов, сформированных на основе международного договора, для которых территориальная юрисдикция ограничена пределами соответствующих государств, где они учреждены, а персональная – распространяется только на ограниченный круг лиц, смешанным судам, контролируемым миссиями ООН по поддержанию мира, присуща универсальная территориальная и персональная юрисдикция.

Суды, создаваемые на основе договора государства с ООН

Учрежден на основании Соглашения между ООН и правительством Сьерра-Леоне об учреждении Специального суда по Сьерра-Леоне во исполнение резолюции 1315 (2000) Совета Безопасности ООН от 14 августа 2000 г. Работу Суд начал 1 июля 2002 г.

Специальный суд полномочен судить лиц, несущих наибольшую ответственность за серьезные нарушения международного гуманитарного права в Сьерра-Леоне и преступления по соответствующему национальному законодательству.

Устав Суда предусматривает ответственность как за международные преступления (преступления против человечности, нарушения ст. 3, общей для Женевских конвенций от 12 августа 1949 г.

, Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права), так и за серьезные преступления по законодательству Сьерра-Леоне (преступления против детей и их половой неприкосновенности, а также поджог).

Специальный суд дополняет учрежденную в Сьерра-Леоне Комиссию по установлению истины и примирению, и они способствуют установлению ответственности, обеспечению сдерживания и национального примирения. Специальный суд помогает Сьерра-Леоне в восстановлении ее национальных юридических учреждений, разрушенных в период чреды переворотов и гражданской войны 1992–2002 гг.

Специальный суд но Сьерра-Леоне состоит из трех главных подразделений: судебного органа, включающего две Судебные камеры (состоящие из трех профессиональных судей, один из которых назначается правительством Сьерра-Леоне, а два других – Генеральным Секретарем ООН) и одну Апелляционную камеру (состоящую из пяти профессиональных судей, двое из которых назначаются правительством Сьерра-Леоне, а трое – Генеральным Секретарем ООН), обвинителя (назначаемого Генеральным Секретарем ООН сроком на три года с правом переназначения) и секретариата.

Судопроизводство в Специальном суде по Сьерра-Леоне включает следующие стадии:

  • 1) предварительное следствие – осуществляется только и исключительно Обвинителем, который действует в качестве отдельного (независимого) органа Суда;
  • 5) пересмотр приговора.

Специальный трибунал по Ливану

Создан на основании Соглашения между ООН и Ливанской Республикой об учреждении Специального трибунала по Ливану во исполнение резолюции 1664 (2006) Совета Безопасности ООН от 29 марта 2006 г.

Специальный трибунал по Ливану обладает юрисдикцией над лицами, виновными в совершении нападения 14 февраля 2005 г., в результате которого погиб бывший премьер-министр Ливана Рафик Харири, а также погибли или были ранены другие лица.

При этом если Трибунал определит, что другие нападения, которые имели место в Ливане в период с 1 октября 2004 г. по 12 декабря 2005 г.

или в любой последующий период, установленный сторонами с согласия Совета Безопасности, взаимосвязаны в соответствии с принципами уголовного правосудия и по своему характеру и степени тяжести аналогичны нападению 14 февраля 2005 г., Трибунал также будет обладать юрисдикцией над лицами, ответственными за такие нападения.

https://www.youtube.com/watch?v=nPhi_qGBG_c

Специальный трибунал и национальные суды Ливана имеют параллельную юрисдикцию, но в пределах своей юрисдикции Трибунал имеет верховенство над национальными судами Ливана.

Трибунал состоит из судебных камер (для судебных разбирательств и апелляций), секретариата, обвинителя и канцелярии защиты.

Камеры имеют следующий состав: а) один международный судья предварительного производства; б) три судьи, которые образуют Судебную камеру и один из которых является ливанским судьей, а двое – международными судьями; в) пять судей, которые образуют Апелляционную камеру и двое из которых являются ливанскими судьями, а трое – международными судьями; г) два запасных судьи, один из которых является ливанским судьей и один – международным судьей.

Судьями назначаются лица, обладающие высокими моральными качествами, беспристрастностью, добросовестностью и имеющие обширный опыт судебной работы. В общем составе камер должным образом учитывается признанная компетентность судей в области уголовного права и процесса, а также международного права. Судьи назначаются Генеральным

секретарем ООН на три года и могут быть назначены повторно на срок, определяемый Генеральным секретарем в консультации с правительством.

Обвинитель назначается Генеральным секретарем ООН сроком на три года и действует в качестве самостоятельного органа Трибунала. Обвинитель отвечает за расследование и судебное преследование лиц, несущих ответственность за преступления, на которые распространяется юрисдикция Трибунала.

Секретариат отвечает за выполнение административных функций и обслуживание Трибунала, он возглавляется назначенным Генеральным секретарем лицом из числа сотрудников ООН.

Руководителя канцелярии защиты назначает Генеральный секретарь ООН после консультаций с председателем трибунала.

Судопроизводство в Специальном трибунале по Ливану включает следующие стадии:

  • 1) предварительное следствие – осуществляется только и исключительно обвинителем, который действует в качестве отдельного (независимого) органа Трибунала;
  • 2) утверждение обвинительного заключения;
  • 3) рассмотрение дела по существу в судебном заседании;
  • 4) вынесение решения (приговора);
  • 5) пересмотр приговора.

Муканов Малик Рсбаевич

Международная юрисдикция может быть реализована как через международные и гибридные (национально-международные) суды, так и через национальные суды, действующие в соответствии с принципом универсальности.

Первой формой международной юрисдикции являются международные и гибридные (национально-международные, интернационализированные) суды.

Государства могут выполнять свое обязательство расследовать международные преступления и осуществлять судебное преследование подозреваемых, учреждая для этого международные или смешанные суды, «что нашло отражение в военных уставах и наставлениях, внутригосударственном прецедентном праве и официальных заявлениях» .

Актами практического воплощения этой формы международной юрисдикции стали создание после Второй мировой войны Нюрнбергского и Токийского трибуналов, а в новейший период – учреждение Советом Безопасности ООН Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, создание на основе договоров между ООН и заинтересованными государствами пяти гибридных судов (Специального суда по Сьерра-Леоне, Групп Окружного суда Дили с исключительной юрисдикцией по серьезным уголовным преступлениям в Восточном Тиморе, Чрезвычайных палат в судах Камбоджи для рассмотрения преступлений, совершенных в период существования Демократической Кампучии, Специального трибунала по Ливану, института международных судей в Косово) и, наконец, учреждение через межгосударственный договор Международного уголовного суда.

· государство, которое обладает в его отношении юрисдикцией, допустило необоснованную задержку с проведением судебного разбирательства, которая в сложившихся обстоятельствах несовместима с намерением предать соответствующее лицо правосудию .

· судебное разбирательство в национальном суде государства, которое обладает в его отношении юрисдикцией, не проводилось или не проводится независимо и беспристрастно, и порядок, в котором оно проводилось или проводится, в сложившихся обстоятельствах является несовместимым с намерением предать соответствующее лицо правосудию .

Эти условия, закрепленные в уставах Специальных международных трибуналов ООН и Римском статуте Международного уголовного суда, являются основанием для повторного рассмотрения данными Судами дел, уже рассмотренных судами государств, и в настоящее время могут считаться общепринятыми.

По сути, они являются набором ограничений, которые призваны сохранить баланс между государственным суверенитетом и интересом мирового сообщества в пресечении и наказании преступлений, являющихся угрозой для мира и международного правопорядка .

Данные ограничения связывают как международные суды, так и государства, применяющие в своей судебной практике принцип универсальности .

Использованная литература.

1. Хенкертс, Досвальд-Бек, 2006. Том I. Нормы. С. 784.

Источник: https://petrograph.ru/gibridnyi-tribunal-agressiya-ssha-i-sozdanie-gibridnogo-tribunala-po-sirii/

Международные и гибридные суды: сравнительная характеристика. Агрессия США и создание гибридного трибунала по Сирии – части одного плана Гибридный трибунал

Гибридный трибунал. Агрессия США и создание гибридного трибунала по Сирии – части одного плана. Ни дня без резолюции

Группа сенаторов внесла на рассмотрение верхней палаты конгресса США законопроект, предлагающий Госдепартаменту обсудить возможность создания «гибридного трибунала» для расследования «военных преступлений и преступлений против человечности» в ходе сирийского конфликта. Авторами инициативы стали республиканцы Марко Рубио, Боб Коркер, Тодд Янг и демократы Бен Кардин, Джин Шахин и Боб Менендес.

В тексте документа сообщается, что прошло более шести лет с начала сирийского конфликта и за это время сотни тысяч человек погибли и миллионы стали беженцами.

Ещё в августе 2011 года была создана Международная комиссия по расследованию событий в Сирии, которая призвана устанавливать факты нарушения прав человека и находить виновных в совершении тех или иных преступлений, включая преступления против человечности.

В тексте инициативы осуждается продолжающееся в Сирии насилие, использование химического и других запрещённых видов оружия, а также систематическое нарушение прав человека, в которых обвиняется правительство Сирии, её президент Башар Асад и проправительственные силы. Отдельным пунктом осуждается насилие, совершённое как экстремистскими группировками, так и другими участниками конфликта в Сирии.

Авторы инициативы предлагают госсекретарю США Рексу Тиллерсону в трёхмесячный срок (после принятия законопроекта) представить профильному комитету конгресса доклад о военных преступлениях, преступлениях против человечности и геноциде в Сирии.

Кроме того, не позднее 180 дней после вступления закона в силу Госдеп должен будет рассмотреть «возможность и целесообразность создания потенциальных механизмов правосудия для переходного периода в Сирии, включая гибридный трибунал для расследования военных преступлений, преступлений против человечности и геноцида, совершённых в Сирии, начиная с марта 2011 года».

В рамках создания трибунала предлагается разработать программу подготовки следователей как на территории Сирии, так и за её пределами, которые должны будут собирать и изучать доказательства в отношении лиц, подозреваемых в совершении военных преступлений, преступлений против человечности и геноцида, и определять их местонахождение.

Термин «гибридный трибунал» описывается как временный уголовный трибунал, в состав которого должны войти как сирийские, так и иностранные юристы, судьи и другие профессионалы. Им предстоит вести судебное преследование лиц, подозреваемых в совершении описанных в законопроекте преступлений.

Также сенаторы предлагают наделить госсекретаря правом оказывать поддержку людям и организациям, которые ищут совершавших указанные преступления, собирают документы и доказательства, проводят расследования и защищают свидетелей.

Если законопроект получит поддержку профильного комитета, необходимо, чтобы он был одобрен сенатом в полном составе, затем его должны принять в палате представителей — и только после этого он отправится на подпись к президенту США.

Инициативу американских законодателей прокомментировал вице-премьер России Дмитрий Рогозин. Он назвал предложение сенаторов «маниакальным желанием всех поучать и судить».

Паранойя исключительности приводит не только к безнаказанности, но и к маниакальному желанию всех поучать, судить и наказывать https://t.co/RxTrZDCrUd

— Дмитрий Рогозин (@Rogozin) 8 апреля 2017 г.

Ни дня без резолюции

В среду, 5 апреля, в конгресс США был представлен проект резолюции, осуждающей власти САР и лично её президента Башара Асада за применение химического оружия против сирийского народа, а также призывающей Совбез ООН принять решительные меры против президента Сирии.

Помимо прочего резолюция осуждает действия России, которая в Совете Безопасности ООН «неоднократно блокировала коллективное принятие мер в ответ на подтверждённое использование химического оружия Башаром Асадом».

Преждевременная реакция

Отметим, что инициатива по трибуналу была внесена в конгресс 7 апреля.

За день до этого с находящихся в Средиземном море эсминцев USS Ross и USS Porter были запущены 59 крылатых ракет «Томагавк», поразивших цели на авиабазе сирийских правительственных войск Шайрат в провинции Хомс. По некоторым данным, в результате атаки на авиабазу Шайрат погибли девять человек, среди которых четверо детей.

Президент США Дональд Трамп связал нанесение ракетного удара с произошедшей ранее на этой неделе химической атакой в Идлибе, в которой были обвинены правительственные войска и лично Башар Асад. При этом Москва и Дамаск категорически отрицают сам факт наличия у армии Асада такого рода оружия.

Мировое сообщество разделилось в оценке реакции на ракетный удар по базе Шайрат.

Свою поддержку действиям США выразили Великобритания, Германия, Франция, Турция, Израиль, Саудовская Аравия, Украина и ещё ряд стран. Против выступили Россия, Сирия, Иран, Куба, Венесуэла и Боливия.

Президент России Владимир Путин назвал ракетную атаку «агрессией против суверенного государства в нарушение норм международного права».

Авиабаза Шайрат была одним из ключевых элементов противодействия боевикам «Исламского государства»* в структуре правительственных войск. В Генштабе сирийских вооружённых сил после ракетного удара заявили, что атака на Шайрат делает США пособниками террористов, поскольку подрывает боеспособность сирийской армии.

Тем не менее губернатор провинции Хомс заверил, что в скором времени авиабаза будет восстановлена и с неё продолжат совершать вылеты самолёты сирийских ВВС.

Экстренное заседание Совбеза

После ракетной атаки США было созвано экстренное заседание Совбеза ООН, на котором заместитель постоянного представителя России при ООН Владимир Сафронков раскритиковал удар по авиабазе Шайрат, отметив, что произошедшее лишь вдохновляет террористов на продолжение борьбы.

Дипломат также резко отреагировал на обвинения постпреда США Никки Хейли в некомпетентности России в сирийском вопросе и её призыв к продвижению политического урегулирования в Сирии.

«На этом треке на площадках Астаны, Женевы в последнее время наметились видимые позитивные сдвиги. Какими целями вы руководствовались, когда подрывали этот прогресс, достигнутый, кстати говоря, отнюдь не благодаря вам?» — обратился Сафронков к Хейли.

Отметились ранее

Подписавшиеся под документом конгрессмены и раньше становились героями новостей.

Сенатор от штата Флорида Марко Рубио участвовал в президентской гонке 2016 года, но снял свою кандидатуру после поражения на праймериз во Флориде.

В последнее время Рубио заявлял, что российские хакеры атаковали компьютеры сотрудников его предвыборного штаба, и предлагал переименовать улицу напротив посольства России в Вашингтоне из «Висконсин-авеню» в «Борис Немцов плаза», а в ходе предвыборной кампании отметился рядом резких заявлений.

Сенатор от штата Теннесси Боб Коркер с 2015 года возглавляет комитет сената по внешним делам и неоднократно выступал с совместными инициативами с сенатором от штата Мэриленд Беном Кардином, в частности — против одобрения администрацией Барака Обамы ядерной сделки с Ираном.

Сенатор от Нью-Гэмпшира Джин Шахин ранее на этой неделе, выступая в конгрессе с заявлением об опасности RT для американской демократии, продемонстрировала совместное фото президента России Владимира Путина и главного редактора RT Маргариты Симоньян, якобы попавшее к ней из рассекреченного доклада ЦРУ. Однако снимок был сделан на 10-летии RT и находился в свободном доступе в фотобанке.

Сенатор от штата Индиана Тодд Янг в ходе рассмотрения в конгрессе резолюции о расследовании связей Трампа с Россией в феврале 2017 года заявил буквально следующее: «Как вы думаете, достаточно ли войск мы ротируем на границе с Балканами? Граница между, с одной стороны, Россией и Белоруссией и, с другой стороны, балканскими странами — Эстонией, Латвией, Литвой — по протяжённости такая же, как была граница между Западной и Восточной Германией».

Сенатор от штата Нью-Джерси Боб Менендес в 2014 году направил Бараку Обаме письмо с предложением признать ДНР террористической организацией и ввести широкие санкции против России.

* «Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

Муканов Малик Рсбаевич

Международная юрисдикция может быть реализована как через международные и гибридные (национально-международные) суды, так и через национальные суды, действующие в соответствии с принципом универсальности.

Первой формой международной юрисдикции являются международные и гибридные (национально-международные, интернационализированные) суды.

Государства могут выполнять свое обязательство расследовать международные преступления и осуществлять судебное преследование подозреваемых, учреждая для этого международные или смешанные суды, «что нашло отражение в военных уставах и наставлениях, внутригосударственном прецедентном праве и официальных заявлениях» .

Актами практического воплощения этой формы международной юрисдикции стали создание после Второй мировой войны Нюрнбергского и Токийского трибуналов, а в новейший период – учреждение Советом Безопасности ООН Международных трибуналов по бывшей Югославии и Руанде, создание на основе договоров между ООН и заинтересованными государствами пяти гибридных судов (Специального суда по Сьерра-Леоне, Групп Окружного суда Дили с исключительной юрисдикцией по серьезным уголовным преступлениям в Восточном Тиморе, Чрезвычайных палат в судах Камбоджи для рассмотрения преступлений, совершенных в период существования Демократической Кампучии, Специального трибунала по Ливану, института международных судей в Косово) и, наконец, учреждение через межгосударственный договор Международного уголовного суда.

· государство, которое обладает в его отношении юрисдикцией, допустило необоснованную задержку с проведением судебного разбирательства, которая в сложившихся обстоятельствах несовместима с намерением предать соответствующее лицо правосудию .

· судебное разбирательство в национальном суде государства, которое обладает в его отношении юрисдикцией, не проводилось или не проводится независимо и беспристрастно, и порядок, в котором оно проводилось или проводится, в сложившихся обстоятельствах является несовместимым с намерением предать соответствующее лицо правосудию .

Эти условия, закрепленные в уставах Специальных международных трибуналов ООН и Римском статуте Международного уголовного суда, являются основанием для повторного рассмотрения данными Судами дел, уже рассмотренных судами государств, и в настоящее время могут считаться общепринятыми.

По сути, они являются набором ограничений, которые призваны сохранить баланс между государственным суверенитетом и интересом мирового сообщества в пресечении и наказании преступлений, являющихся угрозой для мира и международного правопорядка .

Данные ограничения связывают как международные суды, так и государства, применяющие в своей судебной практике принцип универсальности .

Использованная литература.

1. Хенкертс, Досвальд-Бек, 2006. Том I. Нормы. С. 784.

Источник: https://legalanet.ru/mezhdunarodnye-i-gibridnye-sudy-sravnitelnaya-harakteristika.html

Ударно поработали: сенаторы в США предложили создать трибунал по Сирии

Гибридный трибунал. Агрессия США и создание гибридного трибунала по Сирии – части одного плана. Ни дня без резолюции

Группа из шести сенаторов США направила в верхнюю палату конгресса законопроект о «гибридном трибунале» по Сирии. Конгрессмены предлагают расследовать «преступления против человечности» — к которым, по их мнению, причастны власти Сирии.

Под документом свои подписи поставили, в частности, сенаторы Марко Рубио, Боб Коркер, Бен Кардин и Джин Шахин, «рассекретившая» на слушаниях общедоступное фото Владимира Путина и главреда RT.

Интересно, что документ внесли в конгресс в день ракетного удара США по военной базе в Сирии.

Группа сенаторов внесла на рассмотрение верхней палаты конгресса США законопроект, предлагающий Госдепартаменту обсудить возможность создания «гибридного трибунала» для расследования «военных преступлений и преступлений против человечности» в ходе сирийского конфликта. Авторами инициативы стали республиканцы Марко Рубио, Боб Коркер, Тодд Янг и демократы Бен Кардин, Джин Шахин и Боб Менендес.

В тексте документа сообщается, что прошло более шести лет с начала сирийского конфликта и за это время сотни тысяч человек погибли и миллионы стали беженцами.

Ещё в августе 2011 года была создана Международная комиссия по расследованию событий в Сирии, которая призвана устанавливать факты нарушения прав человека и находить виновных в совершении тех или иных преступлений, включая преступления против человечности.

Также по теме

«Диалог невозможен»: как удары США по авиабазе Шайрат изменят ситуацию вокруг Сирии

Атака американских ВМС на авиабазу Шайрат в провинции Хомс может существенно осложнить путь к разрешению сирийского конфликта….

В тексте инициативы осуждается продолжающееся в Сирии насилие, использование химического и других запрещённых видов оружия, а также систематическое нарушение прав человека, в которых обвиняется правительство Сирии, её президент Башар Асад и проправительственные силы. Отдельным пунктом осуждается насилие, совершённое как экстремистскими группировками, так и другими участниками конфликта в Сирии.

Авторы инициативы предлагают госсекретарю США Рексу Тиллерсону в трёхмесячный срок (после принятия законопроекта) представить профильному комитету конгресса доклад о военных преступлениях, преступлениях против человечности и геноциде в Сирии.

Кроме того, не позднее 180 дней после вступления закона в силу Госдеп должен будет рассмотреть «возможность и целесообразность создания потенциальных механизмов правосудия для переходного периода в Сирии, включая гибридный трибунал для расследования военных преступлений, преступлений против человечности и геноцида, совершённых в Сирии, начиная с марта 2011 года».

В рамках создания трибунала предлагается разработать программу подготовки следователей как на территории Сирии, так и за её пределами, которые должны будут собирать и изучать доказательства в отношении лиц, подозреваемых в совершении военных преступлений, преступлений против человечности и геноцида, и определять их местонахождение.

Термин «гибридный трибунал» описывается как временный уголовный трибунал, в состав которого должны войти как сирийские, так и иностранные юристы, судьи и другие профессионалы. Им предстоит вести судебное преследование лиц, подозреваемых в совершении описанных в законопроекте преступлений.

Также сенаторы предлагают наделить госсекретаря правом оказывать поддержку людям и организациям, которые ищут совершавших указанные преступления, собирают документы и доказательства, проводят расследования и защищают свидетелей.

Если законопроект получит поддержку профильного комитета, необходимо, чтобы он был одобрен сенатом в полном составе, затем его должны принять в палате представителей — и только после этого он отправится на подпись к президенту США.

Инициативу американских законодателей прокомментировал вице-премьер России Дмитрий Рогозин. Он назвал предложение сенаторов «маниакальным желанием всех поучать и судить».

Паранойя исключительности приводит не только к безнаказанности, но и к маниакальному желанию всех поучать, судить и наказывать https://t.co/RxTrZDCrUd

— Дмитрий Рогозин (@Rogozin) 8 апреля 2017 г.

Почему Россия была права, наложив вето на трибунал по малайзийскому «боингу»?

Гибридный трибунал. Агрессия США и создание гибридного трибунала по Сирии – части одного плана. Ни дня без резолюции

Создание специального трибунала по малайзийскому «боингу» стало бы шагом назад на пути эволюции международного права.

На сегодняшний день трибуналы ad hoc являются практикой устаревшей и неэффективной — в контексте наличия постоянно действующего Международного уголовного суда (МУС) в Гааге.

Заблокировав соответствующую резолюцию, Россия, возможно, спасла международное уголовное право от размывания и фрагментации. Эта инициатива больше не должна выноситься на рассмотрение Совета Безопасности ООН: дело следует передать в МУС.

Создание специального трибунала по малайзийскому «боингу» стало бы шагом назад на пути эволюции международного права.

На сегодняшний день трибуналы ad hoc являются практикой устаревшей и неэффективной — в контексте наличия постоянно действующего Международного уголовного суда (МУС) в Гааге.

Заблокировав соответствующую резолюцию, Россия, возможно, спасла международное уголовное право от размывания и фрагментации. Эта инициатива больше не должна выноситься на рассмотрение Совета Безопасности ООН: дело следует передать в МУС.

Спустя год после падения борта МН-17 Малайзия представила в Совет Безопасности ООН проект резолюции, предусматривающей создание специального трибунала для расследования этого преступления и наказания виновных. Несмотря на поддержку этой резолюции большинством членов Совета Безопасности, 29 июля 2015 года Россия наложила на нее вето.

Этот шаг был встречен международным сообществом с негодованием; одной из первых с гневной речью выступила представитель США в ООН Саманта Пауэр: «Россия попыталась отказать в правосудии 298 жертвам этого рейса».

Однако, хотя бóльшая часть международного сообщества, возглавляемая США, видит в России врага правосудия, вето было правильным решением, которое окажет позитивное влияние на дальнейшее развитие международного уголовного права.

https://www.youtube.com/watch?v=DTi2_5Z1Gjk

Для понимания позитивной составляющей российского вето потребуется отказаться от традиционных стереотипов и рассмотреть ситуацию с аналитических позиций. Вне всякого сомнения, падение малайзийского «боинга» стало результатом ужасного преступления.

Однако истерика в СМИ и навязчивое желание как можно скорее наказать преступников вытесняют из поля зрения членов Совета Безопасности ключевую концептуальную проблему, возникающую в связи с предложением Малайзии.

Правда заключается в том, что создание еще одного трибунала ad hoc станет шагом назад на пути эволюции международного уголовного права, вектор движения которого в течение последних 25 лет был направлен от фрагментации к универсализации [1].

В правовой сфере методы уголовного преследования представляются даже более важными, чем само наказание виновных. Любой механизм и любая процедура, введенные в сегодняшнюю практику, окажут огромное влияние на эффективность международного уголовного судопроизводства завтрашнего дня.

Именно по этой причине Совету Безопасности следует отказаться от идеи создания специального суда по борту MH-17 и поддержать универсальные механизмы межгосударственного права, то есть передать дело в Международный уголовный суд в Гааге.

Правовой анахронизм

Почему создание нового трибунала ad hoc — плохая идея? Во-первых, эта практика уже устарела. В 1945 году формирование первых специальных трибуналов в Нюрнберге и Токио стало подлинной революцией в международном уголовном праве.

Созданные тогда механизмы работали вплоть до 1990-х годов, когда было возбуждено уголовное производство против преступников бывшей Югославии и Руанды.

Однако после учреждения в 2002 году Международного уголовного суда в Гааге специальные международные трибуналы стали достоянием истории.

МУС задумывался как постоянно действующий и универсальный суд, избавленный от всех недочетов и изъянов, присущих его предшественникам — международным уголовным трибуналам по бывшей Югославии (МТБЮ) и по Руанде (МТР).

Эти трибуналы создавались «на пустом месте», что потребовало колоссальных затрат и обусловило дороговизну инфраструктуры. Кроме того, для МТБЮ и МТР была характерна высокая степень зависимости от своих создателей.

Утверждая на заседании Совета Безопасности 29 июля, что трибуналам МТБЮ и МТР были свойственны «громоздкость, подверженность политическому давлению, дороговизна и чрезвычайная затянутость судопроизводства», представитель России в ООН Виталий Чуркин был абсолютно прав.

Продолжение этой практики в случае с бортом MH-17 чревато повторением все тех же разочарований. Он, однако, не упомянул о необходимости перехода от трибуналов ad hoc к универсальному уголовному судопроизводству, то есть утверждения статуса МУС как актуального инструмента судебного преследования.

Расщепление права

Трибуналы ad hoc придают международному правосудию фрагментарный характер, нарушая его целостность.

В прошлом судебные разбирательства по преступлениям международного масштаба, совершенным руководителями государств и высокими военными чинами, проводились либо внутри соответствующей страны, либо отдельными международными трибуналами.

Правовые нормы и принципы, идентифицируемые на основе этих разбирательств, постепенно сформировали общепризнанное международное уголовное право.

К концу ХХ века международное сообщество осознало необходимость в кодификации этих норм, сведении их в единый правовой комплекс, а также в учреждении единого суда как инструмента реализации положений международного уголовного права. В 1998 году соответствующим правовым прецедентом стал Римский статут, а в 2002 году приступил к работе единый судебный орган — Международный уголовный суд.

После 2002 года не было ни одного случая создания какого-либо дополнительного трибунала, имевшего бы международный — в полном смысле этого слова — характер. Судебные органы, учрежденные после создания МУС, — Специальный трибунал по Ливану (2009 г.

) [2] и чрезвычайные африканские палаты в Сенегале (2013 г.) [3]— в действительности представляли собой гибридные трибуналы, отнюдь не аналогичные МТБЮ и МТР.

Чрезвычайные африканские палаты работали строго в рамках судебной системы Сенегала, а трибунал по Ливану — в рамках уголовного права Ливана.

Далее. С момента создания МУС количество государств, признающих его юрисдикцию, практически удвоилось: в июле 2002 года их было 66, сегодня — 123.

Это со всей определенностью свидетельствует о наличии в нынешнем международном уголовном праве тенденции к централизации, универсализации и объединению.

А значит, решение о ведении судопроизводства по МН-17 в рамках специального, а не постоянно действующего суда будет ошибочным.

Стоит отметить, что в проекте резолюции, вынесенном на ание 29 июля, речь не шла об образовании гибридного трибунала по малайзийскому «боингу». Предполагалось, что это будет трибунал ad hoc по модели МТБЮ/МТР, обладающий приоритетом над судебной системой Украины (см.

 ст. 10 по ссылке). Суды, функционирующие по такой модели, не создавались с 1990-х годов. Если бы эта резолюция была принята, новый правовой прецедент породил бы множество вопросов, касающихся форматов осуществления международного уголовного судопроизводства в будущем.

К примеру, что делать при совершении серьезного преступления: вести разбирательство в стране, где оно совершено, обращаться в МУС или создавать специальный суд, утвердив соответствующее решение в Совете Безопасности ООН? Каковы критерии учреждения нового трибунала, кто будет финансировать этот процесс? Вопрос Виталия Чуркина был совершенно справедлив: почему специальный суд над виновными в катастрофе с самолетом нам нужен, а над пиратами — нет? И наконец, каков механизм роспуска трибунала по окончании его работы? Известно же, что МТБЮ и МТР работают вот уже больше двух десятков лет и до сих пор не решили все вопросы. В производстве постоянно действующего суда находится множество сменяющих друг друга дел, и все расходы на проведение расследований четко обоснованы, в случае же с трибуналом ad hoc одно-единственное преступление может рассматриваться десятилетиями, а затраты — измеряться миллионами долларов.

(Не)зависимый суд?

И наконец, создание трибунала ad hoc а обход МУС противоречит таким базовым правовым принципам, как независимость суда и верховенство права.

В 2004 году президент Соединенных Штатов Джордж Буш так прокомментировал свое решение о непризнании юрисдикции МУС: «Я принял решение о том, что США не будут участвовать в договоре о Международном уголовном суде в Гааге — суде, к которому могли бы привлекаться наши военнослужащие, представая перед неизвестными нам судьями» [4]. Ирония заключается в том, что неподотчетность МУС как раз и является залогом корректности судопроизводства. Точно так же, как национальная судебная система должна сохранять независимость от исполнительной власти, судьи международных судов не должны назначаться отдельными государствами или подпадать под их влияние. Равным образом юрисдикция международного уголовного суда не должна ограничиваться ни заранее отобранными делами, ни определенными географическими регионами.

К сожалению, именно широкая компетенция МУС и есть тот фактор, который не устраивает США. На фоне активной внешней политики Соединенных Штатов американские лидеры не хотят связывать себе руки угрозой ареста по распоряжению МУС. Именно поэтому Вашингтон стремится вернуть международное уголовное право к состоянию, в котором оно пребывало до учреждения МУС.

Оптимальный для Вашингтона механизм достижения поставленных целей — создание нескольких не связанных между собой трибуналов ad hoc с ограниченной юрисдикцией в обход МУС, что неизбежно нанесет ущерб легитимности последнего. Учреждение международного уголовного трибунала по самолету компании Malaysia Airlines стало бы первым шагом в этом длительном процессе.

***

Учреждение трибунала ad hoc по трагедии МН-17 — замысел, по духу своему соответствующий принципам справедливости, однако по сути его реализация стала бы «выстрелом в спину» международного уголовного судопроизводства.

Решив один-единственный вопрос, трибунал одновременно подложил бы мину замедленного действия под систему международного права. Поэтому и только поэтому Россия сделала правильный выбор, использовав право вето на заседании Совета Безопасности 29 июля.

Любые дальнейшие шаги Совета Безопасности по повторному вынесению этой резолюции на ание будут иметь негативные последствия и со временем могут оказать деформирующее воздействие на международную правовую систему.

Тем не менее вето не делает этот мир лучше.

Если Россия действительно готова содействовать глобальным позитивным изменениям, она должна ратифицировать Римский статут, настоять на том, чтобы ее партнеры по Совету Безопасности ООН передали дело о малайзийском «боинге» в МУС, и активно поддерживать универсальное межгосударственное право как альтернативу политике двойных стандартов, проводимой Соединенными Штатами.

1.     В резолюции 260 от 9 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН предложила Комиссии международного права «рассмотреть вопрос о желательности и возможности создания международного юридического органа, на который возлагается рассмотрение дел лиц, обвиняемых в совершении преступления геноцида».

Получив одобрение Комиссии, Генеральная Ассамблея сформировала специальный комитет для подготовки предложений по учреждению такого суда. В 1951 году комитет подготовил проект статута, а в 1953 году представил на рассмотрение пересмотренный проект статута.

Однако Генеральная Ассамблея приняла решение отложить рассмотрение проекта статута до тех пор, пока не будет согласовано определение агрессии. В декабре 1989 года Республика Тринидад и Тобаго призвала Генеральную Ассамблею и Комиссию международного права к возобновлению работы по созданию международного уголовного суда. См.

: Rome Statute of the International Criminal Court, Overview, http://legal.un.org/icc/general/overview.htm.

2.     Устав специального трибунала по Ливану, S/RES/1757, http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N07/363/59/PDF/N0736359.pdf?OpenElement#page=13.

3.     Statute of the Extraordinary African Chambers, https://www.hrw.org/news/2013/09/02/statute-extraordinary-african-chambers.

4.     Public Papers of the Presidents of the United States, George W. Bush, Book 3, p. 2400.

Источник: https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/pochemu-rossiya-byla-prava-nalozhiv-veto-na-tribunal-po-mala/?sphrase_id=40107177

Все по закону
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: