В чем заключается свобода договорных отношений. Введение в гражданское право

Читать книгу «Правовые и философские аспекты гражданско-правового договора» онлайн — Константин Забоев — Страница 1 — MyBook

В чем заключается свобода договорных отношений. Введение в гражданское право

© К. И. Забоев, 2003

© Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003

Уважаемый читатель!

Серия книг, посвященная теории и практике гражданского права и гражданского процесса, пополнилась книгой К. И. Забоева «Правовые и философские аспекты гражданско-правового договора».

В современном российском гражданском праве свобода договора приобрела особое значение с признанием ее одним из основополагающих начал этой отрасли.

Принцип свободы договора во многом предопределяет роль и смысл иных принципов гражданского права, таких, как равенство участников гражданского оборота, неприкосновенность собственности, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела и необходимость беспрепятственного осуществления гражданских прав.

Автор предпринял попытку комплексного философского и правового анализа категории свободы гражданско-правового договора как основного начала гражданского законодательства.

Категория свободы исследуется автором не только с точки зрения оценки соотношения исторического, философского и правового смысла понятий, входящих в данную категорию, но прежде всего в плане оценки конкретных правовых норм, в которых реализуется свобода договора, а также правоприменительной практики по данному вопросу.

В первую очередь, автор рассматривает свободу договора как философское понятие и определяет правовой смысл свободы договора, вкладываемый в данное понятие современным российским законодателем.

Необходимым логическим этапом авторского исследования является изучение этимологии понятия «свобода» и его философского смысла, заключающегося в том, что свобода производна от ее ограничений, которые и составляют собственно содержание свободы.

Книга содержит ряд концептуальных выводов, формулируя задачу цивилизованного государства как установление границ свободы договора с целью соблюдения необходимого и достаточного баланса между частной свободой и публичными интересами.

На одном из первых мест публикуемого исследования стоит вопрос о пределах свободы договора в виде ограничений со стороны государства и самоограничений сторон договора, а также о законности, обоснованности и динамике этих ограничений.

Как и все труды, публикуемые в данной серии, книга К. И. Забоева представляет интерес для целей научных исследований практической правоприменительной деятельности.

Введение

Legum servi esse debemus, ut liberi esse possimus. – Нужно подчиняться законам, чтобы быть свободным (мы должны быть рабами законов, чтобы иметь возможность быть свободными).

Сентенция древнеримских юристов

Свобода есть право делать то, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане.

Сегодня Россия, пережившая тяжелые экономический и политический кризисы, наконец, обретает стабильность. Рыночная система хозяйствования получила надлежащую законодательную базу, основанную на классических принципах частного права, незыблемых со времен древнего Рима.

Возрожденный гражданско-правовой договор вновь обрел ведущую роль в экономике и сегодня можно без преувеличения сказать, что регулирующая функция гражданско-правового договора стала одним из основных факторов, направляющих развитие системы хозяйствования.

В основе этой системы, как и в основе любого оборота, лежат гражданско-правовые сделки и, прежде всего, договоры, имеющие в качестве своего неотъемлемого признака свободу, справедливо возведенную в ранг основных начал гражданского законодательства.

На сегодняшний день свобода договора приобрела принципиально новое и главенствующее значение в договорном регулировании отношений субъектов гражданского права.

В той или иной степени элементы свободы договора упоминаются в большинстве норм как части первой Гражданского кодекса Российской Федерации, содержащей общие правила договорного права, так и части второй Гражданского кодекса, включающей в себя большое количество диспозитивных норм, рассчитанных на свободное усмотрение сторон при заключении гражданско-правовых договоров, определении их условий, выборе контрагента по договору и т. д.

Термин «договор» стал широко использоваться в различных отраслях законодательства, в частности в налоговом, таможенном, земельном, трудовом, семейном и др.

Необходимость конкретизации данной правовой категории в законодательстве, соотношения его с гражданско-правовым договором, определения степени свободы договора в договорных связях различного плана стала актуальной проблемой для современного правоприменения.

Надо ли говорить, что для нашей экономики, на протяжении десятилетий функционировавшей в условиях жесткого административного диктата, под девизом ставшей уже крылатой фразы В. И. Ленина «…мы ничего „частного“ не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное»[1], принцип свободы гражданско-правового договора имеет особо важное значение.

Однако безграничная свобода договора таит в себе серьезную опасность для экономики государства, что фактически показало неудачное развитие системы рыночного хозяйствования в России в начале 90-х гг. XX в., в период переоценки возможностей договорного саморегулирования.

Очевидно, что этого бы не произошло при надлежащем понимании свободы как производного от ограничений, поскольку полная свобода, не имеющая таких ограничений, не является собственно свободой, а представляет собой ее полное отрицание, ведущее к полной несвободе.

Поэтому задача цивилизованного государства заключается в таком установлении границ свободы договора, чтобы при этом соблюдался необходимый и достаточный баланс между частной свободой и публичными интересами.

Следует отметить, что Д. И. Мейер вообще определял предмет гражданского права как ответ на вопрос: «Какая же мера свободы предоставляется лицам, живущим в обществе, на употребление имущества для удовлетворения потребностей?»[2]

В связи с этим вопрос о пределах свободы договора, состоящих из ограничений такой свободы, налагаемых государством в виде законов или принимаемых на себя самими сторонами договора в виде его условий, законности, обоснованности и динамике этих ограничений, является, пожалуй, самым актуальным вопросом для правового государства, которым провозгласила себя Россия в первой статье своей Конституции.

Кроме того, с развитием гражданского законодательства и появлением множества новых видов гражданско-правовых договоров возникли, в частности, вопросы о соотношении гражданско-правового договора с трудовым договором, также характеризующимся определенной свободой.

С принятием нового Семейного кодекса, в значительной степени расширившего свободу договорных взаимоотношений супругов, но так и не определившего сам договор брачного союза (брак), представляется также логичным ответить и на вопрос о природе брака как юридического факта с точки зрения свободы договора и правил его регулирования, а также его соотношения с гражданско-правовым договором.

В новом Гражданском кодексе Российской Федерации используется множество оценочных понятий, подобных «добросовестности», «разумности», «нравственности» и т. д. В ряде случаев от смысла, вкладываемого правоприменителями в данные понятия, зависит оценка договорных связей субъектов гражданского права, налагаются ограничения на свободу гражданско-правового договора.

В связи с этим представляется необходимым оценить, является ли применение такого понятийного аппарата нормальным развитием гражданского права и необходимым элементом Гражданского кодекса, рассчитанного на длительное время своего применения, или же это лишь преждевременная новелла законодателя, заимствованная из гражданского законодательства стран с развитой рыночной экономикой.

Все указанные проблемы касаются свободы договора, так как фактически относятся к ее ограничениям, и поскольку закон, который должен оперировать только конкретными и строго определенными понятиями, использует данную категорию, ее смысл, придаваемый ей законодателем, должен быть также конкретизирован и понятен участникам гражданского оборота.

Научная новизна настоящего исследования заключается в том, что свобода в нем оценивается, прежде всего, как философская категория, и именно с этой точки зрения определяется правовой смысл свободы договора, вкладываемый в данное понятие современным российским законодателем.

Необходимость такого подхода обусловлена тем, что само понятие свободы заимствовано правом у философии. Несомненно, еще до такого заимствования это понятие уже обладало определенным смыслом. Изменило ли его право либо распространило уже имеющееся значение на свои нормы? Без ответа на этот вопрос невозможно определить содержание свободы договора.

В этой связи необходимым логическим этапом в настоящем исследовании является изучение этимологии понятия «свобода» и его первичного по отношению к правовому философского смысла, заключающегося в том, что свобода производна от ее ограничений, которые и составляют собственно содержание свободы.

Такое понимание свободы договора позволило бы по-иному взглянуть на подобные ограничения. Так как суть проблемы, с нашей точки зрения, заключается не столько в их количестве, сколько в необходимости их правовой «осязаемости», т. е. четкой видимости самих ограничений свободы и предсказуемости их нарушения.

Несмотря на то, что безудержное ограничение свободы договора, как нарушение баланса между публичными интересами государства и частными интересами участников гражданского оборота, безусловно, явление для гражданского права пагубное, но не менее, а возможно, более пагубным является отсутствие четких границ свободы договора, что не позволяет говорить вообще о ее наличии.

Таким образом, в настоящем исследовании предпринята попытка комплексного философского и правового анализа категории свободы гражданско-правового договора как основного начала гражданского законодательства, который производится как с точки зрения оценки соотношения исторического, философского и правого смыслов понятий, входящих в данную категорию, так и с позиций собственно оценки правовых норм, в которых реализуется свобода гражданско-правового договора, а также правоприменительной практики по данному вопросу.

Источник: https://MyBook.ru/author/konstantin-zaboev/pravovye-i-filosofskie-aspekty-grazhdansko-pravovo/read/

Принцип свободы договора

В чем заключается свобода договорных отношений. Введение в гражданское право

Принцип свободы договора является одним из основополагающих начал отечественного и зарубежного гражданского права и заключается в следующем: лица, при составлении и заключении договора самостоятельно определяют его содержание, условия и его цель, при этом никто не может принудить к заключению договора.

Если кратко описать содержание статьи 421 Гражданского Кодекса РФ устанавливающую принцип свободы договора в ГК РФ, то можно выделить следующие составляющие свободы договора:

  1. Стороны свободны при заключении договора, если обязанность заключить договор не предусмотрена законом.
  2. Стороны могут заключить предусмотренный или не предусмотренный законом договор (поименованный или непоименованный). В том числе и тот договор, который имеет элементы нескольких поименованных договоров – смешанный договор.
  3. Стороны могут сами определить условия договора, если закон не устанавливает обязательные правила, которые нельзя изменит договором (императивную норму закона). Другие нормы закона – диспозитивные, применяются, если сторонами договора не установлено иное. 
  4. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, то могут быть применены обычаи делового оборота. 

Таким образом, данная конструкция основывается на том, что у каждого лица есть автономная воля (интерес), и лицо само определяет, как, с кем и в отношении чего оно взаимодействует. 

Свобода договора: где её границы? 

  • Cвобода договора не является безграничной. Закон в данном случае вмешивается только тогда, когда нарушаются публичные интересы или права одной из сторон серьезным образом ущемлены. 
  • Так договор является недействительным, если его положения противоречат закону или основам правопорядка и общественной нравственности (например, Вы не можете договориться о том, что заплатите лицу за совершения им правонарушения; нельзя заключить договор купли-продажи наркотиков или заключить соглашение о передаче человека в рабство). Законодательством могут устанавливаться императивные нормы – то есть положения закона, не подлежащие изменению договором, устанавливающие права и обязанности сторон, которые нельзя ограничить или исключить из договора. 
  • В случае серьезного ущемления прав одной из сторон договора, особенно в случае фактического неравенства позиций сторон при заключении договора, применяются механизмы защиты слабой стороны. Так, в случае неравенства переговорных возможностей и явно несправедливых условий договора, ущемляющих слабую сторону договора, такая сторона может потребовать расторжения или изменения договора: например, в случае присоединения к договору, который был составлен другой стороной заранее в виде стандартных форм. Ярким примером может быть кредит для граждан, выдаваемый банком – Вы вряд ли сможете договориться об особых условиях договора, и вынуждены заключать договор на условиях, которые предлагает банк. Также существуют и иные способы защиты от условий договора, сильно ущемляющих сторону договора – например, закон дает возможность снизить неустойку, указанную в договоре.

Свобода договора: свобода заключения договора

«Граждане и юридические лица свободны в заключении договора» (ч. 1 ст. 421 ГК РФ). Иными словами, как физические, так и юридические лица вправе по своей воле и по своему усмотрению, независимо от других лиц и обстоятельств заключать договор любого рода и на своих условиях.

Следует заметить, что свобода договора в современном ее понимании категорически идет вразрез с господствовавшими в Советской России актами планирования, являвшимися фундаментом и основой любого договора.

Тем не менее, в настоящее время по общему правилу любое лицо имеет право, а не обязанность вступать с кем-либо в договорные отношения, хотя в некоторых случаях такая обязанность может быть предусмотрена законом для определенного круга лиц.

Свобода договора: запрет принуждения к заключению договора

  • В соответствии со ст. 421 ГК РФ «понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим «Кодексом», «законом» или добровольно принятым обязательством. Иными словами, заключение договора является правом, а не обязанностью любого лица, как физического, так и юридического. Ни иное лицо, ни публичный орган не вправе воздействовать и принуждать к вступлению в договорные отношения, если иное прямо не предусмотрено законом или соответствующим добровольно принятым на себя обязательством.
  • В некоторых случаях для лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, устанавливается обязанность заключить некоторые договоры с любым лицом, которое к нему обратилось, такие лица также не могут отдавать предпочтение каким либо лицам в заключении таких договоров. Такая обязанность устанавливается для публичных договоров:  розничной купли-продажи, перевозки общественным транспортом, оказания услуг общественного питания, связи, энергоснабжения, а также для некоторых других договоров. Для некоторых юридических лиц, обладающих монополией на производство некоторой продукции (например, в сфере обороны) существует обязанность заключения гос. контракта.

Свобода договора: возможность заключения договора любого рода

Любое физическое или юридическое лицо вправе заключить любой договор, будь то содержащийся в Гражданском кодексе РФ и иных гражданско-правовых законах или не имеющий аналогии в гражданском законодательстве.

Также стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор) (ч. 3 ст. 421 ГК РФ).

Тем не менее, законодатель ставит условие: договор должен соответствовать критериям признания данного соглашения договором. Иными словами, договоренность не должна идти разрез с основами и принципами гражданского законодательства.

Важно отметить, что какого бы рода ни был составлен договор, отсутствие его принадлежности к закрепленным в Гражданском кодексе РФ видам договоров не лишает возможности применения аналогии закона или аналогии права к данным правоотношениям.

Свобода договора: свобода условий договора, диспозитивные и императивные нормы закона

  • Наконец, следует сказать о том, что и сами условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (ч. 4 ст. 421 ГК РФ). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой. Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются “обычаями”, применимыми к отношениям сторон.
  • Гражданский Кодекс, однако, не устанавливает четкого критерия для разделения императивных и диспозитивных норм. Вполне понятно, что если в тексте нормы содержится запрет на изменение ее сторонами, то такая норма императивна. Однако, в отношении норм, в которых такой запрет прямо не предусмотрен, до сих пор не очевидно, являются ли они диспозитивными или императивными. 
  • Со времен СССР в гражданском праве долгое время главенствовал принцип «все, что прямо не разрешено законом – запрещено», однако со временем гражданское право РФ в большей части стало отходить к противоположному принципу, на котором основывается большинство иных правопорядков. Тем самым, долгое время в нашем праве главенствовала презумпция императивности норм – норма считалась диспозитивной, если в ее тексте написано что-то вроде «если иное не установлено договором». В гражданских законах (кодексах) многих стран закреплены положения о том, что все нормы гражданского права являются диспозитивными, если только из нормы не следует прямого запрета или исходя из существа отношений, норма императивная.  У нас же, ГК не содержит подобного правила.
  • Революционным в данном вопросе стало Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда №16 от 14.03.2014. Оно изменило принцип толкования норм. В соответствии с данным Пленумом, если в норме выражен явный запрет, то норма однозначно императивна. Если в норме отсутствует запрет, то такая норма диспозитивна, за исключением случая, когда такая норма должна считаться императивной исходя из целей законодательного регулирования (защиты слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.). Однако, диспозитивность или императивность нормы может толковаться судом ограничительно, также исходя из целей законодательного регулирования. Что это означает на практике? Это означает некоторую возможность отхода в случае запрета, а также установление пределов для возможности сторон предусмотреть иное. 
  • При этом, поскольку Постановление Пленума является особым актом судебного толкования  и подлежит применению судами, то его положения фактически встают вровень с законом, поскольку именно так суды видят закон. Однако, несмотря на то, что ВАС РФ упразднили, данное постановление продолжает применяться, поскольку ВС РФ не установил иное, к тому же сейчас в ВС РФ и арбитражных судах положения данного постановления активно применяются. Но поскольку, изначально данный акт толкования действовал только для арбитражных судов, в судах общей юрисдикции до сих пор часто применяется принцип «если не указано, что можно иное, то норма императивна». Во многом это происходит в силу того, что государством презюмируется, что граждане менее квалифицированы, нежели предприниматели и априори являются слабой стороной договора, даже в отношениях между собой, а не с коммерсантами.

Свобода договора: ограничение несправедливых договорных условий для защиты слабой стороны

  • Еще одним аспектом свободы договора является возможность ограничения свободы договора исходя из несправедливости договорных условий, для защиты слабой стороны договора. 
  • В большинстве договоров, которые мы заключаем, мы не вольны выбирать условия. Мы постоянно ходим в магазин за продуктами, едим в кафе и ресторанах, ездим на общественном транспорте, покупаем одежду и технику, как в обычных, так и в интернет магазинах, а также заключаем много иных договоров. И во всех этих случаях, мы крайне редко определяем условия и составляем индивидуальный договор – мы лишь присоединяемся к договору, факт заключения которого подтверждается чеком. И в этом случае, если нам не понравятся условия договора, то мы заключим договор с другим лицом, нежели будем вступать в переговоры по поводу условий договора – тяжело представить ситуацию, когда в сетевом гипермаркете гражданин приходит на кассу и торгуется по поводу цены товаров. Поэтому в таких правоотношениях мы выступаем слабой стороной. В случае если условия крайне несправедливы и обременительны для слабой стороны, закон ее защищает.
  • Статья 428 ГК РФ дает право присоединившейся к договору стороне потребовать расторжения или изменения договора, если его условия обременительны для нее, и она бы никогда не заключила договор на таких условиях, если бы имела возможность определять условия договора. Вышеупомянутое ППВАС также предоставляет возможность ограничивать несправедливые договорные условия на основе принципа добросовестности – то есть отказывать в защите права лицу, которое недобросовествно установило такое условие. При этом слабой стороной договора в таком случае может являться и лицо осуществляющее коммерческую деятельность: суд должен проверить фактическое неравенство переговорных возможностей, было ли такое лицо поставлено в положение затрудняющее согласование условий. Так, например, можно предположить, что при заключении договора между ИП с оборотом в 10 миллионов рублей в год и огромной химической корпорацией, первый вряд ли мог предложить свои условия своему контрагенту.

Для лиц, которые интересуются свободой договора и её применением в судах рекомендуем к прочтению работы Артема Георгиевича Карапетова, ученого, который значительным образом расширил понимание данного принципа в российском праве.

Источник: https://dogovor.ru/news/view/princip-swobody-dogowora

Что такое свобода договора и чем она может быть ограничена

В чем заключается свобода договорных отношений. Введение в гражданское право

Договорные отношения предусматривают отсутствие властного подчинения одной стороны другой. Никто не может требовать того, чтобы кто-то вступил в них или бы условия оказались сформированными в силу чьей-либо властной воли. Исключение могут составить только ситуации, которые оговорены в самом ГК, других законах или добровольно принятым ранее обязательством.

Само понятие свободы договора и сущность связанных с ним аспектов раскрываются в ст. 421 ГК РФ. Вместе они находятся в тесной связи с началами гражданского правового оборота, которые закреплены в п.

1 ст. 1 ГК РФ. Принцип свободы договорных отношений тесно связан с принципом автономии воли, изложенном в п. 1 ст. 2 ГК РФ. Кроме ст. 421 ГК РФ принцип конкретизируют ст. ст. 423, 424, 425, 429 ГК РФ.

Сущность понятия свободы договора

Проявляется свобода договора в виде трёх основных аспектов:

  • отсутствие принуждения к вступлению в договорные отношения;
  • свобода в определении юридически значимой природы договора;
  • свобода в определении условий и содержания договора.

Существует и ещё один немаловажный фактор. Если обе стороны этого хотят, то они могут расторгнуть договор на любом этапе его существования.

Рассмотрим эти аспекты более детально.

Отсутствие принуждения означает, что любой субъект хозяйственной деятельности вправе сам решать, чем ему заниматься, с какими лицами вступать в правовые отношения и какие цели преследовать. Понять важность этого поможет экскурс в историю.

В годы существования плановой экономики все предприятия получали предписания и задания от министерств и ведомств. Для их выполнения они обязаны были начать взаимодействие с поставщиками и получателями товара.

Договорные отношения заключались для реализации государственного плана.

В современной России ни одно министерство не может приказать каким-либо компаниям делать что-либо. Все договора, заключаемые ими в ходе осуществления хозяйственной деятельности, носят исключительно добровольный характер.

Свобода определения характера договора даёт всем участникам гражданского правового оборота удовлетворять свои экономические потребности и руководствоваться в первую очередь нормами деловой этики, обычаями, возникающими в различных отраслях хозяйственной деятельности, здравым смыслом, а не именно законом. Если двум лицам выгодно заключение договора, и он не противоречит ГК РФ и законам, хотя характер сделки не отражен ни в одной из статей, то она является полностью законной, при условии её соответствия общим началам и смыслу гражданского законодательства (п. 1 ст. 8 ГК РФ).

Предусмотренные законом договоры часто называют поименованными, а другие непоименнованными.

Указание на поименованные содержится во второй части ГК РФ.

Стороны могут исключить применение всех диспозитивных норм, либо установить условия, отличные от таких норм. Однако, если иное не оговорено в договоре, то применяются нормы закона. Если условия договора не определены сторонами и диспозитивными нормами, то они определяются обычаями, принятыми участниками рынка.

Что может ограничивать применение этого принципа?

Существуют императивные нормы закона. К примеру, ст. 250 ГК РФ устанавливает преимущественное право покупки. Она ограничивает свободу в выборе договорного партнёра для ряда случаев, которые в ней же и раскрываются. Порядок применения таких норм устанавливается ст. 422 ГК РФ.

Кроме этого ограничение накладывается определением публичного и предварительного договоров. Первое имеет отношение ко всему, что связано с оказанием массовых услуг. Детально отношения такого типа раскрывает ст. 426 ГК РФ.

Из её содержания становится ясно, что если магазин или пункт-проката обслуживает всех граждан, то он не имеет право отказывать в продаже товаров или предоставлении услуг отдельным их группам или кому-то индивидуально.

Отражение принципа свободы заключения договоров в определениях ВС РФ

Судебная практика, имеющая отношение к ст. 421 ГК РФ, уходит своими корнями ещё в 90-ые годы. Уже тогда делами, связанными со свободой договоров, стал заниматься ВС РФ. Среди наиболее важных определений того времени, но не потерявших актуальность и сегодня, следует выделить:

  • упомянутые в информационном письме Президиума ВАС РФ от 5 мая 1997 г. № 14, подтверждающие, что длительные хозяйственные связи по поставкам на основании государственных заказов не являются основанием для заключения новых договоров для государственных нужд;
  • антимонопольный государственный орган не имеет полномочий требовать включения в договор мер ответственности, которые не предусмотрены законодательством. Такой вывод можно сделать из текста информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 марта 1998 г. № 32.

Подобные решения коллегии ВС РФ для того времени были наиболее актуальными, поскольку схемы взаимоотношения государства и бизнеса только выстраивались.

Сейчас же приоритеты несколько поменялись. Коллегия ВС РФ довольно часто выносит решения, которые касаются судебных споров между обычными представителями бизнеса, включая ИП. Фигурирует эта статья и в делах, связанных со спорами между банками и их клиентами.

Так, 7 марта 2017 г. ВС РФ рассматривал дело № 7-КГ 16-6.

Из его материалов становится ясно, что некий гражданин открыл в банке ВТБ 24 (ПАО) кредитную карту с установленным лимитом кредитования в 1 млн. рублей. Однако чуть позже обратился в банк с заявлением о закрытии карточного счета и перевода остатка долга на ссудный счёт. Банк отказал в исполнении этого требования.

Клиент стал добиваться своего в судах и выиграл дело в суде первой инстанции. Ответчик с решением не согласился и начал процесс его обжалования. Однако и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам тоже было не в пользу банка.

Только дойдя до ВС РФ банк получил определение в свою пользу, а дело было возвращено на повторное разбирательство.

Судья ВС РФ исходит из того, что ст. 421 ГК РФ устанавливает свободу договора, а это означает, что отступить от него можно только по обоюдному решению сторон.

Если одна сторона возражает, а банк ни разу не согласился с требованиями клиента, выступавшего в роли истца, то значит договор должен оставаться в своём первоначальном виде.

Об этом нужно помнить всем тем, кто вступает в правовые отношения и подписывает договор. Свобода их заключения — это ещё и полная ответственность по выполнению всех условий.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/rulaws/chto-takoe-svoboda-dogovora-i-chem-ona-mojet-byt-ogranichena-5d88cd9a95aa9f00b1375e73

Все по закону
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: